Комментарий Евгении Бондаренко, управляющего партнера компании Юсконсалт, для редакции Коммерсант г. Санкт-Петербург по вопросам переводов и банковскому контролю за ними.

Поправки в 115-ФЗ от 2001 года «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» вступили в силу с 10 января 2021 года. Первое ограничение было введено в потребительской сфере: сведения о почтовых переводах на сумму свыше 100 тыс. рублей, а также о переводе/снятии со счета мобильного телефона такой суммы стали отправляться в Росфинмониторинг, который получил возможность приостанавливать операцию по результатам проверки.

Вторая поправка обязала банки передавать в Росфинмониторинг информацию обо всех операциях свыше 600 тыс. рублей. Раньше такое условие тоже было, но с оговоркой «если операция не связана с обычной деятельностью».

Прокомментируйте, пжл, в связи с чем были введены эти дополнительные ограничения (расшифруйте первую поправку и вторую отдельно)

Это последовательные изменения направлены на противодействие легализации (отмывание) доходов, по сути на борьбу с «черной» наличкой, «конвертными зарплатами», наличной оплатой между юридическими лицами, уклонением от уплаты налогов, откатами, взятками и другими противозаконными действиями.
Усиление контроля за операциями с наличными должно способствовать борьбе с коррупцией, считает глава комитета Госдумы по финансовому рынку и один из авторов поправок Анатолий Аксаков.

«Почтовые переводы и операции с помощью мобильных операторов давно уже привлекают внимание. Это серая зона, она малоконтролируемая», — заявил РБК сопредседатель комитета по вопросам противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма Ассоциации российских банков Алексей Тимошкин.

В 2020 году был введен мораторий на проведение проверок. Росфинмониторинг сконцентрировался на проведении профилактических, превентивных мероприятий (см. «Обзор результатов за 2020 год» https://www.fedsfm.ru/results, итоги 2021 года можно будет ожидать ориентировочно в апреле 2022 года).
В тоже время объем за последние пять лет наличных денег в обращении увеличился на 57,5% и на 01.10.2021 объем наличной денежной массы составил 13,9 трлн₽ (https://www.cbr.ru/cash_circulation/ ).
«В 2020 году в связи с ограничениями, вводимыми из‑за пандемии коронавирусной инфекции, многие создавали дополнительные запасы наличных.

В 2020 году в обращение была выпущена рекордная сумма наличных объемом 2,8 трлн рублей.
Параллельно с ростом спроса на наличные и увеличением объемов их эмиссии сократился возврат наличных денег в банки, снизились объемы инкассируемой выручки торговых и иных предприятий и организаций» (подробнее см. «Основные направления развития наличного денежного обращения на 2021-2025 годы» https://www.cbr.ru/Content/Document/File/119613/onrndo_2021-2025.pdf).

Таким образом, действия Росфинмониторинга вызваны ростом оборота наличных денежных средств и абсолютно логично перешли в превентивную плоскость (мораторий на проверки, и пандемия накладывают ограничения).

Согласно отчету Росфинмониторинга за 2019 год, оборот наличных денежных средств у компаний является одним из самых слабых мест современной российского бизнеса и благодатной почвой для ведения «теневого» предпринимательства. При этом, согласно тому же отчету, за последние годы объемы обналичивания денег в банковском секторе сократились в 3,8 раза - с 1,2 трлн рублей до 326 млрд рублей.

«Прозрачным бояться нечего» - как рассказал ТАСС один из авторов законопроекта, председатель комитета по финансовому рынку Госдумы РФ Анатолий Аксаков, основная цель принятых поправок - усовершенствовать обязательный контроль за наличным оборотом компаний, не связанным с хозяйственной деятельностью (https://www.fedsfm.ru/mediaaboutus/4860 ).


Текст поправок

Редакция от 29.12.2020 (вст. в силу 10.01.2021)
Статья 6 дополнена пунктом 1.7:
1.7. Операция почтового перевода денежных средств подлежит обязательному контролю, если сумма, на которую совершается данная операция, равна или превышает 100 000 рублей либо равна сумме в иностранной валюте, эквивалентной 100 000 рублей, или превышает ее.

Редакция от 29.12.2020 (вст. в силу 10.01.2021)

Изменение абзаца второго подпункта пункта 1 статьи 6

Старая редакция
Снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме в случаях, если это не обусловлено характером его хозяйственной деятельности

Новая редакция
Снятие со счета или зачисление на счет юридического лица денежных средств в наличной форме

Суть поправки № 1 и ее исполнение.

Если сумма почтового перевода, перевода / снятия со счета мобильного телефон свыше 100 000 руб., то сведения о таких операциях будут отправлены в Росфинмониторинг.
Росфинмониторинг проверит операцию и, если Росфинмониторинг придет к выводу о том, что перевод является сомнительным, он может быть приостановлен. Это не означает, что такие платежи автоматически считаются отмыванием денег, но пояснения придется дать.

Суть поправки № 2 и ее исполнение

Контролю подлежат операции по снятию или зачислению наличных на счет организации или ИП. Раньше такое условие тоже было, но с оговоркой: если операция не связана с обычной деятельностью.
Например, на счет лесопилки поступают наличные за консультационные услуги. Или химчистка снимает деньги на покупку бензовоза.

С 10 января оговорка отменена — теперь любые операции с наличными по счету юрлица на сумму от 600 000 руб. подлежат контролю. Например, если деньги снимают на зарплату или командировки.
Контролировать операции юрлиц банк должен только в том случае, если деньги снимают или вносят непосредственно в этой кредитной организации. То есть операция должна проходить по счету, открытому в этом банке. Если деньги на счет компании зачислены через банкомат или кассу другого банка, контролю они не подлежат.

Поправкой устраняется вариативность решений банка, если раньше банк мог либо отправлять информацию, либо нет (если снятие было связано с длительностью компании), то с начала 2021 года такие возможности исключили – отправлять информацию необходимо в любом случае при превышении порога в 600 тыс. руб.


Считаете ли вы эти изменения обоснованными и эффективными? С момента введения дополнительных правил прошел год, каковы итоги их применения? Возможно, есть какая-то статистика?

Борьба с обналичкой ведется государством планомерно и достаточно длительное время (закон № 115-ФЗ был принят еще в 2001 году – 20 лет назад).
Гайки «теневому» капиталу заворачиваются постепенно и по разным направлениям, государство пытается исключить варианты для возможного перетока денежных средств, по сути поправки носят роль «догоняющих реалии». Кто-то придумал использовать почтовые переводы или мобильные счета для передачи денег в другие регионы, кто-то это поставил на поток, в итоге – государство решило ограничить эти каналы передачи.

Добросовестным бояться нечего, переслали вы деньги маме, вы можете объяснить, что вы состоите с нею в родстве. А если вы пересылаете различные суммы различным людям и периодически, то тут уже может встать вопрос о правовом обосновании таких переводов и их переквалификации в зарплату, например.

Для операторов мобильной связи и почтовых сервисов перевода денежных средств работы точно прибавилось, для банков в результате таких нововведений наоборот она может уменьшиться в случае отладки автоматического уведомления о совершении подконтрольных операций.
Для людей, использовавших такие сервисы в незаконных целях, скорее всего, передача денег таким путем усложнится, но кто ищет, тот всегда находит выход.

Официальных итогов и статистики за 2021 год еще нет. Отчет о деятельности Росфинмониторинга за 2021 год мы увидим не раньше марта –апреля 2022 г. Поэтому с официальной статикой придется подождать.
Считаете ли вы необходимым проведение дальнейших ограничений и в целом совершенствования антиотмывочного законодательства? в какой части они необходимы?

Действующее антиотмывочное законодательство не охватывает все инструменты и сервисы для совершения денежных операций. В частности, область электронных денег — электронные кошельки, сервисы электронных платежей по типу «Яндекс. Деньги» и т.п. — не подпадает под закон о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, отмечает Алексей Тимошкин.

Кроме того, зона криптовалют и краудфандинговые платформы по-прежнему в тени, указал он. По его словам, это несет потенциальные риски. «Но у нас, как я понимаю, объемы средств не настолько большие, и законодатель идет именно по тем зонам, которые сейчас вызывают проблемы», — говорит эксперт.

Действие 115-ФЗ распространяется в том числе на переводы с электронных кошельков, возразили в пресс-службе сервиса «Яндекс.Деньги».
«Считать электронные деньги нерегулируемой областью финансов странно, так как они подчиняются всем тем же законам, что и банки — в частности, закону «О национальной платежной системе», «О банках и банковской деятельности», «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и многим другим нормативно-правовым актам», — сообщила РБК представитель сервиса .

По нашему мнению, действующее антиотмывочное законодательство действительно не успевает за общественными отношениями, но это нормально для любого закона. Сначала возникают предпосылки к нововведениям, потом принимаются поправки.

В любом случае, необходимо совершенствовать законодательство настолько своевременно, насколько это возможно.
В части антиотмывочного законодательства мы думаем, что необходимы изменения, затрагивающие область электронных денег и криптовалюты. В настоящее время эти сферы полностью не урегулированы даже гражданским законодательством, не говоря о специальных нормах.

Привожу цитаты из «Обзора результатов за 2020 год» Росфинмониторинга (https://www.fedsfm.ru/results)
«В 2020 году в связи с невозможностью проведения проверок и действием ограничительных мер, связанных с распространением коронавирусной инфекции (COVID-19), Росфинмониторинг переориентировал работу на усиление мониторинга подконтрольных секторов и проведение профилактических мероприятий, направленных на предупреждение и недопущение нарушений обязательных требований, что стало основным направлением контрольно-надзорной деятельности Росфинмониторинга в отчетном году.»

Ссылка на статью редакции Коммерсантъ https://www.kommersant.ru/doc/5230432


Поделитесь в соцсетях